«Дабы он не порочил церковь и священников». Гомельчане пожаловались главе БПЦ на архиепископа Стефана

| Навіны

Прихожане храма православного Никольского монастыря в Гомеле обратились к главе БПЦ митрополиту Вениамину с жалобой на архиепископа Гомельского и Жлобинского Стефана. Напомним, глава Гомельской епархии в последнее время стал завсегдатаем мероприятий светских властей (таких как встречи в облисполкоме или собрание Беларусского союза женщин). Также примечательно, что с началом войны России против Украины он не осудил военную агрессию РФ, хотя сам родом из Черниговской области, пострадавшей от обстрелов.



Стефан на собрании Беларусского союза женщин вручает подарки управделами облисполкома коммунистке Елене Кличковской. Фото: eparhiya.by

Поводом для обращения к митрополиту стала недавняя проповедь архиепископа Стефана в храме Никольского монастыря. В ней он порочил бывшего иеромонаха, который уже много лет назад оставил служение и завел семью. К тому самому человеку, Александру Тарасенко, письмо прихожан попало в руки, и он приводит его текст.

«Мы были удивлены проповедью Владыки Стефана. Вместо того, чтобы рассказать о празднике и чудесах Святителя Николая Мирликийского, епископ Стефан рассказал неведомо что о неких священниках или священнике, которые по каким-то причинам отстранены от службы по решению якобы государства. И тут же он указывает, что может переводить кого захочет без каких-либо причин, только лишь по собственному желанию. А отцы ему в этом должны беспрекословно подчиняться. Впоследствии Владыка упомянул о неком иеромонахе, который ушел из монастыря, оженился с некой монашкой и пишет не пойми что и где. Этим всем он смутил людей пришедших помолиться на праздник. Мы хотели услышать духовную проповедь и наставления, а не публичное поливание грязью отцов. Весь храм с возмущением обсуждал эту проповедь. Мы считаем, что он вел речь про иеромонаха Николая Тарасенко, который являлся насельником нашего монастыря. Хотим сказать, на нашей памяти о. Николай был учтивым и хорошим священником, всегда с вниманием относился к нам и к Богослужению».


Прихожане просят митрополита Вениамина «повлиять на епископа Стефана, дабы он впредь не порочил церковь и нами любимых священников своей ересью», а также рассказали о конфликте с насельниками монастыря:

«У нас есть сведения, что монахи ходили к Владыке Стефану по поводу налогов на монастырь, и отец Савва Мажуко при всех сказал: вы, Владыка, войдете в историю как разрушитель монастыря. Мы знаем, что епископ неоднократно давил на братию. За время своего правления епископ Стефан убрал отца Мануила, человека, много потрудившегося на благо монастыря. Он находил спонсоров, наладил общественное служение. Нам трудно вспомнить, сколько добрых монахов покинуло монастырь в период деспотии епископа Стефана. Просим обратить на это внимание, найти наших монахов, переговорить с ними, и узнать истинные причины их ухода из монастыря».


Александр Тарасенко также напомнил о ситуации с отцом Иоанном Ленделом — уважаемом в Гомеле священником, уроженцем Украины. Неофициально сообщалось о том, что светские власти запретили совершать религиозную деятельность в Беларуси. Сейчас, по информации Александр Тарасенко, светские органы власти готовы разрешить о. Иоанну продолжать свое служение в Беларуси, если получат соответствующее ходатайство от Гомельской епархии. Утверждается, что глава епархии такое ходатайство не делает.


20 февраля, за четыре дня до начала войны, архиепископ Стефан приезжал к отцу Иоанну Ленделу — в храм Тихвинской иконы Божией Матери в Ченках. Фото: eparhiya.by

Беларусским чиновникам запретили навязчивые мысли и ступор, но разрешили легкую депрессию

| Навіны

Совмин утвердил новый перечень заболеваний, несовместимых с нахождением на госслужбе. Какие заболевания теперь считаются допустимыми для чиновника, а какие, наоборот, стали препятствием для госслужбы.

Из четырех обвиняемых топ-менеджеров «Гомельхлебпрома» на свободе осталась только одна

| Навіны

За серию экономических преступлений перед судом Железнодорожного района предстали бывший генеральный директор ОАО «Гомельхлебпром» и три ее помощницы. Приговоры оказались близки к максимальным