Гомельского протоиерея Владимира Дробышевского лишили права ношения священнических одежд и наперстного креста

| Асобы

Гомельского протоиерея Владимира Дробышевского лишили права ношения священнических одежд и наперстного креста .


В указе отмечено, что протоиерей Владимир Дробышевский не подал в установленные сроки прошение о продлении срока пребывания за штатом или прошение о возвращении в клир Гомельской епархии. Кроме того, он опубликовал заявление о нежелании ассоциировать себя ни с БПЦ, ни РПЦ. Архиепископ Гомельский и Жлобинский Стефан подписал указ о лишении заштатного клирика Гомельской епархии протоиерея Владимира Дробышевского права ношения священнических одежд и наперстного креста, а также преподания священнического благословения.


Фото: аккаунт Владимира Дробышевского в Фейсбук

На своей странице в Фейсбук Владимир Дробышевский прокомментировал решение архиепископа:

«Святые дни. Время принесения жертв. Первосвященникам дорогу. Конторская «служба собственно безопасности» по прежнему работает — внимательно прочитывают и мои записи, доносят «наверх», обсуждают там, возмущаются, но и радуются, что смогут использовать как «аргумент» против меня же. 

В конце августа посланцы «минского митрополита» посещали меня дома. Первый эмиссар сразу же проговорился, что есть «благословение Вениамина никуда никому не выходить, а вы выходите... Может, вы хотите чего-то попросить?». Я отказался устно что-либо обсуждать и попросил официальных бумаг на почту. Ага. Пришлют они. Пару дней пробовали вызванивать меня по телефону. 

Чуть раньше, в телефонном разговоре юрист минской митрополии говорила мне, что «все можно устроить. Ваше увольнение неправомочно. Я верю митрополиту, он все решит. Только перестаньте выходить и попроситесь обратно». Тогда же и пеняла мне, что я «не могу носить рясу и крест. Это канонически запрещено» (нормально, да? Это к вопросу о широте и разнообразии «канонического и правового поля» в конторе). Видимо, очень митрополиту Вениамину мой подрясник и крест мозолили глаза на улицах Гомеля. Как потом и ментам в судах и в тюрьме. Тюремщики Лукашенко раздели меня в тюрьме, теперь и тюремщики БПЦ (ведь про свободу только разговоры/проповеди ведутся, а реальная она, понимаемая как беспредел, только у епископата), в своей привычной манере — отложенно, чтобы прямые связи не бросались в глаза». 


Владимир Дробышевский неоднократно выходил на улицы Гомеля с плакатом, призывающим остановить насилие. За это был осужден в общей сложности на 25 суток административного ареста.


Флагшток

Андрэй Паднябенны два тыдні правёў у карцары СІЗА № 3

| Асобы

33-гадовага гамяльчука, якога вінавацяць у падпале машыны начальніка КДВП (Кіравання дэпартаменту выканання пакаранняў) і праколе колаў у 39 тралейбусаў па арт. «Акт тэрарызму», пасля змяшчэння ў СІЗА № 3 Гомля адразу змясцілі ў карцар.

«Психологическое состояние мамы зависит от антидепрессантов». Как прошло первое свидание заключенной Ларисы Кузьменко с дочерью

| Асобы

24 ноября в суде Центрального района Гомеля начнется рассмотрение дела Ларисы Кузьменко. Ее обвиняют в насилии над сотрудником милиции.

«Что он есть — что его нет, незаметно». Председатель-долгожитель Пётр Кириченко правит городом рекордные 9 лет

| Асобы

19 ноября исполняется ровно 9 лет, как Гомельский горисполком возглавил Петр Кириченко. Никогда еще в Гомеле ни один чиновник так долго в кресле градоначальника не засиживался.